Михаил Сафарбекович Гуцериев. Начало в утрате



Добавил wisewords 30-12-2020 в 10:37
Начало в утрате

В бешеном ритме ряженых истин

Спёрло дыханье злосчастных проблем.

Совесть моя – утраченный критик,

Я прогибаюсь, упор без колен.


Чувства мотыжат, я задыхаюсь,

Крыжу неделю и месяц за два.

Времени бег на злость умножаю,

Мне потакает сугубо судьба.


Что мне потери – годы теряю,

Я от соблазнов изъяном разбит.

В скобках «на всякий» пользу считаю,

Главный итог – сохранить генотип.


Крайность в испуге пытаюсь найти,

Что отродясь другие боялись.

В драке казалось, победа на три.

Жизнь показала – силы иссякли.


Что до наитий, они – не нужны.

Разум постиг, что более ради,

Ради любви на земле, вопреки,

Слёзы ищут начало в утрате.


Я до сих пор отдаю всем долги,

То, что не должен, долгом считаю.

Фобии чувств до дурного смешны,

Память незримо старость склоняет.


Страстью бодяжу, ночь разбавляю,

Осень в разгаре, но сердце неймёт.

Что до эмоций – пе́рлы слагаю.

Пошлая мантра – любви эшафот.


Всё одолею – в этом особен,

Страхи завидев, где «да» рядом с «нет»,

Я обнимаю зрительно особь,

Волей толкаю: «Извольте к стене».


Мне невтерпёж и времени мало,

Действую жёстко, в угоду – потом.

Наглость моя, любовь разлагая,

Хитро ведёт вожделенье в Содом.


Где, упиваясь грешным раздольем,

Ширью, которой я задыхаюсь,

Блудная похоть тащит в исподнем

Пряной дорогой падшего рая.


Чувства распяты простором любви,

И, повторяя в порыве: «Моя!»,

Громко шепчу: «До утра затрави,

Завтра похмелье, забот череда».


Мнимое эго в помятой душе

От междометий явно слабеет.

Солнце проникло в оконную щель,

Рано с восходом заново тлею.


Нужные речи днём оживляю,

Мало-помалу облёкся в свинью.

Тяга к двойному фокус меняет,

Совесть стыдливо готовлю к бритью.


Я догораю в осенней заре,

С каждым для каждой есть своя плаха.

Завтра с другою будет острее:

Новый мотив жадней для замаха.


Личная прихоть – надежды родник,

Мысленно прошлым дверь открываю.

Вижу на полке в чернилах дневник,

Маме на счастье двойки стираю.


Сон напоследок – смерти затея,

Горькая тризна – весёлый пикник.

Раз и однажды нежная фея

Твёрдо наденет на шею ярлык.